In.5

Самоинтервью для журнала, выпускаемого РГБМ
(российской Государственной Библиотекой для Молодёжи)

1d_o

Что делать, если надо рассказать о чем-то читателям, но столько всего хочется рассказать, что это не помещается в отведённый формат. Тогда, чтобы информация сложилась в текст, нужно побеседовать с кем-то. Еще лучше, если собеседник такой же мастер дела, как и ты. Например, можно поговорить с собой! Подходит! Я – профессиональный художник, комиксист. И вот — поговорила я тут со мной о комиксах…

- Послушай, мне надо написать про комиксы. И про себя. Или про себя и комиксы.

- Ну, так напиши. Ты же можешь рассказать про комиксы? И про себя?

- Могу, конечно. Не знаю с чего начать… Кажется так много можно рассказать про комиксы, что на «про себя» уже точно места не хватит.

- Начни про себя! Начни с начала – как начались для тебя комиксы?

- Из детства я помню очень смутно что-то вроде комиксов в журнале «весёлые картинки» с Мурзилкой в главной роли. Но тогда не знали такого слова – «комиксы». Потом пару раз видела какие-то детские иностранные комиксы. Сама первый раз купила комиксы году где-то в девяностом – это был сборник творений российских авторов и назывался он «МИФ». Сама рисовать истории в картинках стала, когда училась педагогическим университете – развлекала однокурсников на лекциях, рисуя смешные истории в картинках и пуская бумажки по аудитории. Первый нормальный комикс попробовала нарисовать, когда появился у меня дома компьютер. Простая история без слов про девочку, напугавшую на кладбище влюблённую парочку. Так вот с тех пор время от времени и возвращалась, помимо работы дизайнером и иллюстратором, к теме комиксов.

- А что вот за тема комиксов такая? Комиксы это просто или сложно? Как это вообще – комиксы?

- Комиксы, или рисованные истории, это, что очевидно, нечто отдельно стоящее и от мультфильмов, и от книг, и от просто иллюстраций – картинка не становится комиксом, если к ней просто подписать текст. Я считаю, комиксы давно уже заслужили называться отдельным видом искусства. Если взять условного художника – автора комиксов, то он, для того, чтобы создать комикс, должен сделать множество разнообразных вещей.

- Ты сейчас собираешься рассказать, как делаются комиксы?

- Ну, можно сказать и так. В общих чертах объясню процесс. Итак, наш условный художник (который одновременно является и сценаристом своего детища), должен вначале придумать идею комикса — сюжет, персонажей в общих чертах; затем раскадровать его – сделать черновые наброски полос, определить места под балуны с текстом и подумать над диалогами; затем он рисует контур чистовой и после этого делает для комикса цвет. Вот сколько всего нужно сделать для рождения комикса. Просто это?

- Похоже что не очень.

- В Европе часто комикс авторский – один художник (или в соавторстве с коллегой) делает всю работу сам. В Америке комиксы производятся целыми командами, в которых каждый делает свою задачу – один пишет диалоги, другой делает тушью контур и так далее. У нас в стране пока среда комиксов формируется всё еще, поэтому редко бывает разделение обязанностей при создании комикса. Так что у нас он тоже, по сути, авторский.

- Какие у тебя авторские комиксы? Похвастаешься свершениями?

- Самое главное свершение комиксиста в нашей стране – издаться. Персональных изданий у меня пока нет, кроме самиздата, но мои комиксы публиковались в журналах, сборниках комиксов и на сайтах.

- Ну было же что-то особенное, связанное с комиксами?

- Было. Мы с коллегой по дизайну и готической субкультуре придумали идею готических комиксов, а я воплотила её в жизнь. Это были первые готические комиксы в России – придумала первые сценарии и нарисовала их я в 2002 году. В следующем году приняла участие с одной из серий «Приключений русских готов» во втором фестивале комиксов «Коммиссия» и получила арт-при за свой комикс про таинственную группу ДВАР. Кстати — через несколько лет случилось нарисовать для этой группы персонажей для обложек дисков – получилось так, что я создала визуализацию образов таинственных членов группы и сделала это в стиле комиксов. И еще на одной «Коммиссии» мои комиксовые готики принесли мне приз – теперь уже за персонажей. А любимая моя задумка до сих пор – комиксы про собаку. Прототипом мрачного пса-героя, по имени Готик, стал мой чихуахуа с таким же именем. Всё еще надеюсь нарисовать большой комикс с его участием. Хотелось бы, конечно, рисовать уверенно — с планами напечатать… Но настоящие издатели пока на нашего брата-комиксиста смотрят недоверчиво.

- «Второсортное чтиво» — комиксы?

- У нас странное мнение о рисованных историях. Почему-то распространяется мнение, что картинки с подписями заменят книги и дети на комиксах вырастут примитивными. Не было у нас в стране большой истории комиксов, от агиток и реклам до серьёзных творений с проработанным сюжетом, как это было на западе и в Европе. И сейчас пока у нас комикист, это чаще всего любитель-активист, мечтающий видеть свои рисованные истории на полках в магазинах.

- Что же делать, чтобы мнение о комиксах изменилось?

- Серьёзно подходить к делу. Рисовать уметь — учиться классическому рисунку, прежде чем пытаться перейти к стилизации. Создавать хорошие крепкие истории в картинках. Делать качественный продукт, по которому будет видно, что это – серьёзная работа. Даже если весь комикс будет несерьёзным и полон юмора.

Беседовала сама с собой Анна «Lumbricus» Сучкова

Сканы из изданного журнала:

Вверх